Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Чебоксарско-Чувашской Епархии Чувашской Митрополии
ГДЕ ВЫ, ЛЮДИ, ГОТОВЫЕ ПОМОЧЬ БЛИЖНЕМУ?
ВНИМАНИЕ! ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ САМОИЗОЛИРОВАННЫХ!
1. Все богослужения в храме иконы Божией Матери «Скоропослушница»...
Объявление
По благословению митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы в рамках...
Объявление
Братья Чебоксарского филиала Братства «Сыны Афона», по благословению епископа...
ОБЪЯВЛЕНИЕ! 
В храме иконы Божией Матери «Скоропослушница» г.Чебоксары молебны со...

Архимандрит Андрей (Конанос)

Расскажу вам о лучшем подарке, который вы можете сделать своим детям – те из вас, у кого есть дети и внуки, и те, у кого дети появятся через какое-то время, когда создадите семью.

Очень трудно быть родителем, очень трудно иметь ребенка. Не знаю, справился бы я с этой задачей – иметь ребенка и воспитать его как следует. Вопрос не в том, чтобы создать ребенка, говорит святой Иоанн Златоуст, – через 9 месяцев он появится на свет, а что будет потом? Ведь если оставить ребенка, если оставить маленького человечка одного, то он – единственное творение, которое, родившись, не может выжить само. Животные в большинстве своем быстро встают на ноги и начинают ходить, щиплют траву и выживают. А человек – единственное существо на планете Земля, которое, если его с первой минуты появления на свет не возьмут на руки мать, отец, чтобы накормить, обнять, защитить, вырастить, выжить не может.

Врачи даже говорят, что ребенок не только после рождения, но и в материнской утробе уже чувствует и понимает, желанный ли он для матери, любит ли она его, стал ли он плодом любви, или получился по ошибке и сейчас родителям не нужен. Это всё отягощает душу ребенка. Великое дело – чтобы ребенок рождался от родителей, любящих друг друга в тот момент, когда они его зачинают.

Это сказал мне один мой приятель из Афин:

– Ты так быстро стал священником?

Я ответил ему:

– Нет. Я над этим думал, взвешивал, молился, это не было легко.

– И я тоже не хочу рожать ребенка просто для того, чтобы родить. Я хочу родить ребенка и быть готовым дать ему что-то. И знаешь, в чем тут загвоздка? Как я могу дать ему что-то, когда сам, собирающийся сейчас завести ребенка, не получил и не почувствовал за свою жизнь особой любви?

Большинство людей создает семью, многого недополучив в детстве от родителей. Если я спрошу вас, насытились ли вы любовью матери, отца, близких, то некоторые из вас ответят:

– Да, я ею насытился. У нас с матерью и отцом была замечательная семья.

Но другие скажут:

– Нет, я не насытился любовью, я ее еще жажду. Мне еще никто не говорил, что очень любит меня. Мне нужны поцелуи, нежность, любовь, понимание.

И как после этого рожать ребенка и дать ему здоровое воспитание? Вот в чем вопрос. Если ты рожаешь детей, имея какие-то изъяны и проблемы, то естественно, что ребенок переймет у тебя эту тяготу, и ты будешь считать, что любишь его, а на самом деле будешь больше любить себя. Захочешь воспитывать его, заботясь не столько о его благе, сколько о том, как бы самому остаться при этом довольным. Захочешь, чтобы то, чего тебе не удалось получить в свое время, получил твой ребенок.

А ребенок всё это чувствует и понимает – когда родители его любят, а когда используют, чтобы снять со своей души камень, утешить себя. Ребенок – каким бы он ни был, маленький он или большой, – подобен цветку. А что нужно цветку, чтобы расти? Земля, вода, солнце, воздух, кислород, открытый небосвод и простор. Этого же хочет и ребенок.

Когда заводишь ребенка, ему прежде всего нужно чувствовать себя в безопасности. Ребенок заходит в твой дом (неважно, новорожденный он или постарше), – а чувствует ли он себя дома в безопасности? Видит ли, что родители спокойны и любимы?

Один человек говорил мне:

– То есть чтобы мы никогда не ругались?

Нет, ругайтесь сколько хотите, ругаться – это человеческое, я не понимаю тех семей, в которых говорят: «Мы никогда не ругаемся!» Да что вы за люди, что никогда не ругаетесь? Тишина и полный порядок бывают только на кладбище. А дома мы можем и поругаться, но только ссора наша должна быть конструктивной, чтобы мы поругались, и из этого что-то вышло, чтобы мы поссорились и пришли к взаимопониманию. Ребенок не получит душевных травм, когда родители ругаются, но в результате любят друг друга еще больше. Он получает травму, когда чувствует, что в этом доме живут два человека, которые не любят друг друга. Для ребенка это – мучение, и формирует у него самое скверное представление о жизни. Сводит с ума, сбивает с толку и запутывает его душу.

Не знаю, чувствует ли себя дома спокойно, тихо ваш ребенок, знает ли, что «в этом доме мы вместе пообедаем, посидим, посмотрим что-нибудь по телевизору, поговорим, помолимся, и у нас будет мирная и спокойная атмосфера». Один ребенок сказал мне это:

– Мне нравится мой дом, я прихожу туда и успокаиваюсь.

А другой говорил противоположное:

– Мне больше нравится быть на улице, чем возвращаться домой. На улице я встречаюсь со своими приятелями и сижу на площади по вечерам допоздна.

– А почему ты так сильно задерживаешься?

– Потому что дома у нас атмосфера очень тяжелая, я не могу туда идти.

– Но ведь твоя семья славится тем, что она христианская.

И тогда он сказал:

– Ключевое слово здесь, отче, – это «славится». На первый взгляд славится, но христианская ли она? Ты приди, послушай наши ссоры, ругань, крики, посмотри на наши побои и драки. Я этого не выношу. Мне лучше посидеть на площади, на скамейке с друзьями допоздна, чем возвращаться домой, потому что там моя душа цепенеет.

Об этом никогда не узнаешь, об этом не напишут в газетах, не сообщат в новостях. Утром мы наденем приличную одежду, пойдем на работу, будем разыгрывать спектакль под названием «человек из хорошей семьи». Но вопрос в том, хорошую ли семью мы образуем дома? Этот ребенок явно нуждается в том, чтобы чувствовать себя дома в безопасности, в душевной безопасности, ему надо быть уверенным в том, что отец и мать будут вести себя хорошо – где? В своих личных отношениях.

Хочешь сделать подарок своему ребенку? Вот один из подарков – быть любящими и сплоченными, чтобы муж поддерживал жену, а жена помогала мужу, чтобы вы смотрели друг другу в глаза и ладили между собой, чтобы ребенок чувствовал, что родители действуют заодно, а не так, что один тянет сюда, а другой куда-то еще. Это вызывает большую путаницу в душе ребенка. Нужна атмосфера единения и мира, иначе мы дойдем до того, что сказал мне один ребенок:

– Мои родители развелись, но сказать тебе, отче? Сколько бы ты ни учил, что так говорить нельзя, что это грешно, но я хотя бы успокоился! Я так больше не мог, они жили под одной крышей, но реально не были вместе. Ни их души, ни тела, ни сердца, ничего не было вместе, мы просто жили в одном доме. Я этого уже не выдерживал, вскакивал в 3 часа ночи от шума и криков, а утром мне идти на экзамен. Отец был богатым, у нас даже была служанка, но мое сердце в этом доме было разбито. Сейчас они развелись, и я хотя бы могу спокойно спать, плакать. По мне, лучше это, чем разбитая семья.

Поэтому я и говорю вам, чтобы ваша семья не только называлась семьей, но и оправдывала свое название отношениями внутри нее. Это огромный подарок твоему ребенку. Даже если у тебя нет денег, и ты не подаришь ему богатства, собственности и т.д., дай ему вот это – счастливую, сплоченную семейную жизнь. Это огромная помощь для него.

Еще один подарок – чтобы вы были последовательными, чтобы жили тем, о чем говорите. И чтобы не говорили ребенку лишних слов. Не говори ребенку, чтобы он постился, если не постишься сам; ты не можешь говорить ребенку, чтобы он не курил, сидя с сигаретой. Не могут помочь слова, когда не подкрепляются жизненным опытом.

Ребенок, говорит преподобный старец Порфирий, слышит не ушами, а сердцем и глазами. Ими он смотрит сферично: как ты живешь, что делаешь, а не что говоришь. В школе я говорю хорошие вещи, но если бы начал нервничать и злиться… Как сказал мне один ребенок с первой парты:

– Отче, а вы что, тоже гневаетесь?

Я сказал ему:

– А почему я должен гневаться?

– Потому что вы столько лет говорите нам, чтобы мы не гневались.

Так вот в чем дело, оказывается. Это неплохо, чтобы я разгневался, но я не могу говорить ребенку, чтобы он не гневался, и поступать с точностью до наоборот. Не могу говорить ребенку: «Ходи в церковь», – когда самому тяжело туда ходить. То, чего требую, мне надо пережить сначала самому.

Поэтому самый большой подарок ребенку – чрезмерно не заниматься им, а заниматься собой, передавая ребенку в дар свою святость, свою духовную жизнь. Не занимайся ребенком, потому что иногда то, что мы делаем, – это только наше алиби. То есть супруги не понимают друг друга, мать не может сдержаться и срывается на ребенке, но проблема не в нем. Оставь ребенка. Старайся любить мужа, старайся быть ближе к жене и относиться к ней с уважением. Ребенок это увидит. Если вы в среду питаетесь чечевицей, ребенок это увидит. Раз, еще раз, 10 лет подряд – и послание о посте будет усвоено им безо всяких дискуссий.

Великое подспорье – находить дома что-то, что объединяет нас с ребенком, а не разделяет. Ссоры и постоянные замечания не изменят никого. Я стал священником не потому, чтобы меня кто-нибудь силой заставлял, а как раз потому, что никто мне не сказал, чтобы я им стал.

О чем я говорил до этого? Цветку хочется свободы, воздуха. Когда ты душишь другого, получается не то, что хочешь, а противоположное. Оставь своего ребенка. Люби его, но оставь, пусть сделает самостоятельные шаги, и уважь это. И учтите: мы говорим здесь о подростковом возрасте и старше, потому что когда он младше, он будет есть то же, что и ты. Пока он в детском саду и школе, он будет ходить в церковь, как и ты.

Еще один подарок для ребенка – научить его самому «ловить рыбу» и есть ее, когда захочется, а не подавать ему на блюдечке готовую пищу: «Кушай!», «Сделай это!», «Сделай то!» – вечно готовые решения, вечно готовые советы.

Для меня успешные семьи – это те, которые воспитывают сознательных христиан, а не подражателей. Старец Порфирий говорил это много раз:

– Не давите на детей, не говорите им слов, лучше о них помолитесь.

Сделай же ребенку и этот подарок – помолись о нем. Сколько времени ты молишься о своем ребенке? Насколько доверяешь ему? Ребенка нет дома, он далеко, и ты уже думаешь о плохом: с ним что-то случилось, он в опасности или не может чего-то сделать. А почему он не должен этого смочь? Почему ты всегда думаешь, что он не может? Так ты его делаешь неуспешным.

Твой ребенок может сделать многое – и ошибки тоже сделает, как делали их все мы. Есть ли среди нас кто-нибудь, кто в детстве был ангелом? Пусть расскажет нам об этом. Чтобы не творил никаких проказ? Пусть расскажет об этом. О ком-то из святых говорили (кажется, о святом Иоанне Кронштадтском), что он был очень шаловливым в детстве, и отец гонялся за ним по полям, потому что он проказничал, открывал в подвале краны на бочках, и вино вытекало. О нем говорили: «Что же будет с этим ребенком?» А он стал святым.

Ребенок будет совершать ошибки, сделает и какие-то свои шаги в жизни, но ему надо доверять, и чтобы он видел это в наших глазах: «Дитя мое, ты дорог мне не потому, что принес сегодня отличные оценки, не потому, что безупречно ведешь себя в классе и не шалишь, – нет, я люблю тебя просто за то, что ты есть, независимо от оценок». Потому что некоторые родители делают так: или постоянно ругают ребенка, или хвалят только за хорошее. И ребенок что чувствует? «Меня ценят, когда я съедаю всю еду, когда получаю высокую оценку, когда не проказничаю дома, а в противном случае я ноль!»

Это ошибочное послание. Мы должны говорить ребенку:

– Дитя мое, я люблю тебя за то, что ты есть, независимо от твоих ошибок и недостатков!

Это великие слова – любить близкого человека, ребенка, каким бы он ни был. Даже если он принимает наркотики, ты скажешь ему:

– Наркотики, которые ты принимаешь, разрывают мне душу, но я люблю тебя, потому что ты – не наркотики. У тебя ужасная страсть, но твоя душа – это не страсть, глубоко в ней сокрыта благодать Святого Духа, сокрыта Божия печать. Поэтому я люблю тебя, дитя мое, даже если погрязаешь в грехах. Люблю тебя не при каких-то условиях, а люблю так, как любит тебя Бог, – безусловно.

Если вы это дадите своему ребенку, для него это будет огромным счастьем, великим благословением и огромной его силой в будущем и настоящем. Любовь безусловная – вот какой подарок сделаем своему ребенку. И побольше, насколько можем.

И помни, что твой ребенок – это не жертва, которой ты можешь пользоваться, не твоя собственность, чтобы делать с ним, что хочешь. Ты его родила, но он – не твоя собственность. Знаете, как один святой называет детей и родителей? Он говорит, что глубоко в душе мы братья, мы душевные братья, и в раю не будем говорить: «Это моя мать», «Это мой ребенок», «Это мой отец», – а скажем: «Это душа, которой на земле я доводился сыном (матерью, отцом), а на самом деле мы душой братья и сестры».

И Бог говорит тебе:

– Господин Георгий (госпожа Елена), возьми эту душеньку и вырасти ее своими руками. Возьми ее себе в дети, чтобы научиться через этого ребеночка любить. Но он не твоя собственность, чтобы ты делал с ним, что захочется.

Ты дашь ему крылья, чтобы он их распахнул и полетел. И если ребенок покинет дом, вкусив в нем сладости, он вернется, как вернулся блудный сын. Почему? «Потому что такой любви, как здесь, дома, я не нашел нигде. Куда ни пойду, находил там деньги, наслаждения, удовольствия, но не нашел того, что было дома, у отца и матери».

Если дашь это своему ребенку, то не бойся, когда он пойдет, куда захочет. Даже если в чем-нибудь запутается, он вернется. И даже если запутается, ты научись ждать его возвращения и любить.

Ребенка не завоевывают силой и принуждением. Дайте своему ребенку в дар вот это уважение, эту свободу, этот уют. Вместе с сильной молитвой. А это и есть то, чего мы не делаем – и что труднее всего. Не знаю, по сколько часов вы смотрите телевизор, но в Греции родители смотрят его очень много. А потом приходят к священникам и жалуются. Одна дама сказала мне:

– Я лишилась молитвы, не чувствую умиления.

Я спросил ее:

– А сколько часов ты смотришь телевизор?

Она ответила:

– Ну, может, дело и в этом тоже. Часов по 5–6 в день.

– И хочешь умиления? – спросил я ее.

Не так легко совместить умиление, молитву с турецкими и греческими сериалами и тому подобным. Человек говорит: «Я смотрю все сериалы на свете», – а потом испытывает тревогу за своего ребенка. Я сказал ей:

– Дорогая моя, если ты немного не выключишь телевизор ради ребенка, твоя семья не изменится!

Что будут вспоминать о вас дети? Молюсь, чтобы у них остались прекрасные воспоминания, чтобы они думали о вас с благоговением: «Они были отличными супругами». Это зависит от вас – оставить такие воспоминания. И свершится чудо, которого вы желаете для своего ребенка. Конечно, не так, как вы хотите, потому что у родителей свои планы, но Бог делает всё не так. Бог каждый раз не заглядывает в наши планы, Он может и сказать:

– Дорогой папа (дорогая мама), не всё как хочешь ты. Ты хочешь, чтобы твой ребенок на следующий год стал ангелом! А Я вижу, что он станет им через 10 лет.

– Но меня же тогда не будет! – то есть мы хотим, чтобы всё вращалось вокруг нашего «я».

Перемена, которой мы хотим увидеть в своем ребенке, своем ближнем, произойдет в должный момент. Это великая тайна – научиться давать человеку время, в котором каждый нуждается в жизни. Не как мы хотим. Если бы всё было, как мы хотим… Но так не бывает! Жизнь сурова, жизнь заставляет нас испытывать боль, но она даст нам и уроки, поэтому давайте не будем упрямиться и говорить: «Хочу вот этого в жизни!» Не как ты хочешь, а с той целью, которую поставил Бог. Он хочет спасти твоего ребенка, спасти и твоего мужа, спасти и тебя, спасти всех вместе. А наш разум слаб для того, чтобы понять, почему всё это происходит.

И не говорите тяжелых слов своим детям. Некоторые говорят детям очень тяжелые слова, ругают:

– Ты ни на что не годишься, ты неудачник! Ты ничего не добьешься в жизни. Даже работы себе не найдешь, какой ты есть!

Эти слова, поскольку исходят из уст родителей, тяжки для детей и сильно ранят. Поэтому не произносите их даже в шутку. Это для ребенка не шутка, а тяжелые слова, которые его убивают. Это мне сказала одна девушка, которая не могла выйти замуж. Она сказала:

– Как я выйду замуж, отче, если с малых лет слышу дома жуткие слова? Я в себе разочаровалась. И в конце концов поверила, что не добьюсь успеха в жизни.

– Почему ты так говоришь?

– Да это мне родители так говорили: «Ты такая-то, такой и останешься!»

Давайте же не изливать свою агрессивность на ребенка. Христианство – это не слова, а те малые дела, о которых мы говорим. Малые дела, которые показывают, реально ли мы любим своего ребенка.

А еще подарите ребенку жизненную силу своей души. Чтобы утром вы не просыпались, и он смотрел на вас и видел, что вам тяжело жить, что вы всё видите в черных тонах:

– Ой, ну что мы сегодня будем делать? Мне опять надо готовить!

Ребенок видит, что мать каждый день говорит:

– Ну что, я опять должна готовить? Неужели мы не можем два-три дня есть одно и то же? Каждый день готовка! Каждый день покупки!

И ребенок получает послание, что жизнь тяжела, изнурительна, и «родители не передают мне вдохновения и желания жить».

(Окончание следует)

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *