Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Чебоксарско-Чувашской Епархии Чувашской Митрополии
ГДЕ ВЫ, ЛЮДИ, ГОТОВЫЕ ПОМОЧЬ БЛИЖНЕМУ?
Объявление
В июне, июле и августе в Детской воскресной школе...
Объявление
По благословению митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы в рамках...
Объявление
Братья Чебоксарского филиала Братства «Сыны Афона», по благословению епископа...
ОБЪЯВЛЕНИЕ! 
В храме иконы Божией Матери «Скоропослушница» г.Чебоксары молебны со...
  • Мар 23, 2019
  • admin
  • Комментарии к записи Свобода и зависимость отключены
  • 166 Просмотров

Свобода и зависимость

Как развивается зависимость?

Учение о страстях

В Православной Церкви для обозначения зависимости человека от его желаний используется понятие «страсть» или «пристрастие». Что такое страсть? Страсть – это такая стадия развития греха, когда какое-то желание (не обязательно греховное по своей природе), которому если поддашься, то оно завоевывает всю душу человека. Человек не может уже справиться со своими желания-ми, и от этого начинаются страдания (первоначальное значение слова «страсть» – это «страдание»). Страдает либо сам человек, либо окружающие его люди. Чаще страдают все.

Как развиваются страсти? Некоторые люди полагают, что если, например, съесть вдвое больше еды за один раз, то будешь вдвое более сытым, и можно потом дольше не есть. Но все происходит иначе. Человек увидел и купил очень вкусные бутерброды. Он один раз съел вместо обычных двух бутербродов четыре, второй раз, третий… Человек привыкает к ощущению сытости от набитого желудка. Больше, чем нужно, организм усваивать не будет, лишнее выбросит, но желудок, будучи живою тканью, имеет способность растягиваться. Набил несколько раз живот лишним, значит, желудок растянется. И чтобы вновь получить ощущение сытости, необходимо положить в него уже большее количество пищи, чтобы она приятно надавила на нервные окончания в желудке. То есть человек, после нескольких перееданий, теперь будет всегда хотеть есть больше. Растущее чувство голода будет казаться ему естественным. Еще побольше поест – значит еще больше возрастут его аппетиты. О том, как может живот растягиваться у толстяков, все догадываются. Чтобы полному человеку получить ощущение сытости, ему надо съесть очень много.

Таков закон развития страсти. Все начинается с удовлетворения вполне естественного желания человека. Но как только это желание начинает удовлетворяться сверх естественной потребности, то, чем больше ее удовлетворяешь, тем больше оно разжигается и владеет человеком. Желание поесть – вполне естественно для человека. Само по себе оно никак не греховно. Но набивать живот или смаковать какую-нибудь еду, наслаждаясь вкусовыми ощущениями, – уже нет никакой потребности. Чувства очень легко притупляются. Получив яркое впечатление от чего-то, человек хочет повторить те же ощущения. Но чувства-то вскоре притупятся, и чтобы испытать эмоциональную встряску, надо приложить уже больше усилий. Так страсть заставляет человека работать на себя. Она владеет им.

Страсть может возникнуть из любого нашего желания. Например, детям иногда хочется поиграть. В возрасте 4–7 лет это вполне допустимо, поскольку в это время дети осваивают мир и взрослую жизнь, играя в нее. Вот подросток захотел поиграть в компьютерную игру. Что в этом плохо-го? Как будто ничего. В игры «с навязанным темпом игры» (то есть разного рода «стрелялки» и «догонялки») по санитарным нормам, вполне можно поиграть 10–15 минут. Это может помочь ребенку переключиться с одного вида деятельности на другой, тем самым, дав несколько отдохнуть. Но дольше играть в такие игры уже не безопасно. Вообще, психическое и физическое напряжение во время игры не проходит бесследно. Перенапрягаются глаза, спина, руки, а главное, по мнению врачей, – нервная система. Подросток один раз задержался на пять лишних минут, потом еще раз на десять, дальше – больше, и вот он уже не может оторваться. «Сынок, вынеси мусор, пожалуйста». – «Да, погоди, мам, через пять минут, только закончу один уровень и сразу схожу». Но не сходит, пока папа с ремнем не оттащит ребенка от экрана.

Замечу, что игры вредны не только из-за физического и нервного напряжения. Например, «стрелялки» приучают к жестокости, «догонялки» с многочисленными «жизнями» приучают к неоправданному риску. Западные психологи отмечают, что именно с играми такого рода связано увеличение числа несчастных случаев с детьми на дорогах. И наконец, к компьютерной и игровой зависимости могут привести даже самые внешне безобидные игры. Среди современных проявлений страстей появилась и такая, как интернет-зависимость. Казалось бы, естественное желание узнать что-то новое превращается в страсть, когда человек не может выйти из этой паутины.

Но заметьте, что в нашем разговоре подразумевалось, что в основе страсти лежит какое-либо естественное желание, – например, поесть. В самом желании нет ничего страшного, оно естественно, а к зависимости приводит только чрезмерное удовлетворение этого желания. Желание съесть булочку – естественно, поскольку она полезная, вкусная. Если у кого-то возникает страсть к сладкому, это можно хоть немного понять, – ведь и торты, и пирожное, и конфеты приятны на вкус.

Но теперь поговорим о курении. И оказывается, что все, что я вам только что говорил о страстях, не относится к табаку, алкоголю и прочим наркотикам. Они не полезны и не приятны на вкус. Представим себе, что подросток впервые закурил. Опишите, пожалуйста, его первую реакцию. Она известна – кашель, удушье, тошнота и т.д. Жутко противное действие. Организм всеми силами сопротивляется! С зависимостью от еды все понятно. Булочка – это вкусно, мороженное – это приятно, конфеты и торты – это замечательно, но курить-то – противно! Тогда вопрос: как же может появиться страсть к жутко противной вещи? На этот наиважнейший вопрос мы с вами и постараемся ответить, поскольку наркомания (в том числе табачная и алкогольная) в классическую схему развития страстей не вписывается!

Как появляется зависимость от противных вещей?

Психология установки

Чтобы ответить на этот вопрос, надо обратиться к психологии, или, точнее, к учению о психологии установки. Оказывается, восприятие нами каких-либо явлений зависит не только от самого явления и особенностей наших органов чувств. Но огромное значение имеет то, что мы уже знаем об этом явлении, какое имеем о нем предубеждение, то есть какую имеем психологическую установку.

В 50-60-х годах грузинским ученым Д.Н. Узнадзе было сформулировано понятие «установки», которая играет огромную роль в психике человека. Кратко его теорию можно выразить так. Важнейшее место в жизни человека имеют место установки, от них зависит и восприятие предметов, или явлений, и мышление, и воля человека. Любому движению человеческой души (акту восприятию, акту познания, акту воли) предшествует определенная установка, в которой может быть заключен и предыдущий опыт жизни человека, и определенная цель, и настроение человека или, например, общее направление всей личности человека. В том числе установки могут быть и ошибочными. Например, человека просят оценить величину шаров. Сначала ему дают шары разной величины, опыт повторяется 10–15 раз, у человека создается ложная установка, что шары должны быть разной величины. В очередной раз ему дают одинаковые шары, но он их воспринимает, как разные.

Установка – это не просто предубеждение человека, это некий настрой всего человека (и его душевных сил, и физических) на определенные свои потребности и на ситуацию, в которой он находится, причем установка часто человеком не осознается, находится вне его сознания.

Бывают установки разного уровня. Например, высший уровень – это уровень смысловых установок, то есть, таких, которые придают определенный смысл всей деятельности человека, это уровень общей первичной установки личности. В качестве примера смысловой установки можно привести установку на потребительский образ жизни по принципу: «Не дай себе засохнуть», «Бери от жизни все», «Танцуй, пока молодой». Или же, наоборот, установку на служение людям, своему Отечеству.

Существует уровень целевых установок, когда человек настроен на достижение определенной цели. Психологами поставлено не мало экспериментов, чтобы выяснить, как влияют подобные установки на восприятие человека. Например, участникам эксперимента показываются предметы разной формы, цвета, материала. Если перед экспериментом им давалась инструкция, в которой упоминался один из признаков предметов (форма, цвет, материал), то этот признак запоминался очень хорошо, а остальные почти не замечались. Или, например, в других экспериментах у испытуемых одной группы с помощью инструкции вызывалась установка на восприятие слов из категории «корабли», а у испытуемых другой группы – установка на восприятие слов из категории «животные». Среди предъявляемых на одно мгновение слов были бессмысленные слова типа «SAEL». Типичной ошибкой испытуемых, настроенных воспринимать слова из категории «животные», было прочтение бессмысленного слова «sael» как «seal» (тюлень), а для испытуемых, настроенных на восприятие слов из категории «корабли», типичной ошибкой было прочтение слова «sael» как «sail» (парус). Таким образом, восприятие человека зависит от установки.

Существует уровень операциональных установок, которые действуют в привычных, стандартных ситуациях, целиком определяя привычный образ поведения. Вышеприведенный пример с шарами различной величины и есть образец операциональной установки.

В жизни мы постоянно сталкиваемся с влиянием наших установок. Вот наглядный пример из моей собственной жизни. Как вы думаете, как будет вести себя ребенок в 5 лет, если его приведут к зубному врачу и тот начнет сверлить ребенку зуб? Скорее всего, он будет орать, выбиваться, мешать врачу и т.д. Я хорошо помню, что когда учился в 9 классе, проходил однажды мимо школьного зубного кабинета. Меня попросили помочь держать одного несчастного первоклассника. Папа, который был в кабинете, не справлялся один с сыном. И только вдвоем нам удалось держать мальчику и голову, и руки. Поэтому когда моему сыну надо было ехать к зубному врачу в 5-летнем возрасте, чтоб сверлить зуб, я понимал, что, скорее всего, будет нелегко. И при выборе, кому ехать с ребенком, папе или маме, было однозначно решено, что папе. Только папа сможет справиться с ребенком. Приезжаем к врачу, о котором мы знали, что он хорошо лечит детей. «Вы раньше зубы не лечили?» – «Нет, сейчас в первый раз». – «Это хорошо». – «А где мне встать?» – спрашиваю у врача, постепенно подбираясь к креслу для пациента, чтобы держать ребенка. «А вы, папа, можете подождать в коридоре. Или, если хотите, посидите здесь у двери, чтобы не мешать». Сажусь, наблюдаю. Включается бормашина, от звука которой даже у меня все зубы начинают ныть. Врач берет своими пальчиками наконечник, которым будет сверлить зуб: «О, хорошо, щекотно. А ну-ка, мальчик, дай твои пальчики». Ребенок щупает вращающийся с огромной скоростью наконечник. «Щекотно?» – «Угу». – «Ну, что ж, давай твой зубик тоже пощекотим». И я вижу, как ребенок спокойно сидит и не ревет, и не боится.

Врач создала определенную установку: сейчас должно быть щекотно. Как правило, ребенок в кабинете врача получает совершенно другую установку. «Так, папа, заходите сзади, будете держать руки мальчику, чтобы он не выбил чего-нибудь». И ребенок понимает, что если его сейчас надо держать, значит, будет больно, поэтому надо вырываться, кричать и плакать. А если перед заходом в кабинет он уже слышал душераздирающие крики другого ребенка, то ясно, какая установка будет у него. Этот ребенок будет как один напряженный нерв, обостренно воспринимающий все. Его легонько ущипни, а он почувствует, что его укусили.

Влияние установки можно показать на экспериментах с любителями пива. Практически все любители пива говорят о необыкновенном вкусе пива и о том, что у них есть любимые сорта пива, которые они легко отличат от других. Когда любителям пива давали на пробу ряд сортов, то все они высоко оценивали свои любимые сорта, но как только им предлагалось определить качество вслепую, то они не могли выделить своих любимых сортов и попадали на них с вероятностью обычной случайности. В другом эксперименте 60 любителей пива получили пиво одного сорта, но разлитое в 3 разные бутылки. У бутылок были этикетки, определявшие, что это разные сорта с разной ценой. Пиво, выпитое из бутылок с этикетками дорогих сортов, оценивалось всеми очень высоко.

Ломка защитного механизма

Теперь вернемся вновь к вопросу о курении. Как человеку удается научить себя получать удовольствие от явно противного занятия? Это можно объяснить на примере водки. Водка, как и сигареты, является настолько противной на вкус, что даже самые заядлые алкоголики не могут пить ее просто так, и после того, как они проглотят эту отвратительную жидкость, они быстрее закусывают, чтобы хоть как-то сбить водочный вкус. Хотя, конечно, есть и такие алкоголики, которые могут не закусывать. Выпьют, крякнут, и занюхают своим грязным рукавом. Но так могут поступать только те, у кого уже водкой выжгло все вкусовые рецепторы на языке. В таком состоянии им если нос зажать, чтобы они не чувствовали запаха, можно легко предложить выпить и керосин, и одеколон, и бензин.

А теперь представим себе двух парней 14–15 лет, которые впервые попробовали водку. Один бегал с друзьями, играл в футбол, а во время перерыва забежал домой попить воды. Мать в это время готовила какую-то настойку лекарственных трав и случайно оставила стакан с водкой на столе. Сын, вбежав на кухню, схватил стакан и отпил от него. Он тотчас выплюнул водку, но один глоток от неожиданности успел сделать.

Посмотрим, что дальше будет происходить с этим молодым человеком. Он выходит во двор.

Первое, что испытывает молодой человек, – это сильное жжение в желудке. Жжение вызвано тем, что спирт, являясь довольно сильным растворителем, начинает раздражающе действовать на слизистую оболочку желудка. Парень начинает беспокоиться: «Что за дрянь я выпил? Внутри все горит, как бы я не отравился». Практически все пьяницы и алкоголики страдают язвой желудка. Многих это удерживает от дальнейшего спивания. Если вовремя не остановиться, то может быть, например, прободная язва, когда в желудке появляется настоящая дырка. Это смертельно опасное состояние, поскольку теперь любая пища может из желудка попасть прямо в брюшную полость, начнется воспаление и будет близок летальный исход.

Через некоторое время спирт начинает впитываться в кровь. Из-за нарушения системы терморегуляции человека кровеносные сосуды расширяются, человека бросает в жар. Молодой человек начинает волноваться, не поднялась ли у него температура. Многие алкоголики (да и просто пьющие) говорят, что водочку хорошо пить «для сугреву». Именно благодаря этому заблуждению больше всего алкоголиков умирает зимой от переохлаждения. Если в мороз по улице идет человек с грудью нараспашку, то понятно, что этот человек выпил. Нарушается терморегуляция организма, сосуды кожных покровов расширяются, у человека возникает ощущения жара, теплообмен сильно увеличивается. Организм вместо того, чтобы беречь тепло, очень быстро теряет его. Упал пьяница в снег, полежал минут пять, и схватил сильнейшее воспаление легких. А если выпил так, что не может подняться сразу, то, может быть, и вовсе никогда не поднимется.

Но вернемся к нашему молодому человеку. Процесс воздействия алкоголя продолжается. Кровоснабжение мозга нарушается. После нарушения терморегуляции ухудшается работа мозжечка, отвечающего за координацию человека. Парня начинает мотать, ноги становятся ватными, он неуверенно бегает по площадке. Если пытается ударить по мячу – промахивается, пытается догнать соперника, ноги не слушаются его, и он еле бежит. Друзья по команде начинают упрекать его в этом. А в ответ он начинает огрызаться. А дело в том, что постепенно поражаются не только области мозга, отвечающие за физическое состояние человека. Поражаются и области, отвечающие за высшую нервную деятельность, что гораздо страшнее. К высшей нервной деятельности относится чувство стыда, чувство ответственности, долга, проявление любви и заботы.

Есть такое выражение, придуманное, наверно, пьяницами и алкоголиками: «Мастерство не пропьешь!» В этой фразе есть доля истины. Действительно, проспавшемуся пьянице вновь может вернуться точная координация движения и, если человек является мастером своего дела, он вновь может работать довольно не плохо. Мышечная память, точность движений – все это относится к низшей нервной деятельности, и пропивается несколько дольше. Гораздо быстрее у пьяницы поражается высшая нервная деятельность, связанная с творческими способностями, нравственными ориентирами человека. Всем ясно, что если человек прямо на улице справляет свою нужду, то он пьян. Нормальный человек имеет элементарное чувство стыда, которое не позволит ему поступать таким образом. А к протрезвевшему алкоголику чувство стыда или, например, ответственности будут возвращаться все реже, а вскоре и вовсе пропадут. В первую очередь пропивается именно совесть человека.

Вернемся к нашему герою. Он понимает, что видимо, отравился, поэтому уходит с футбольного поля, чтобы посидеть на травке и прийти в себя. Настроение у него постепенно ухудшается, он решается пойти отлежаться домой, опасаясь, как бы с ним ни случилось еще чего-нибудь похуже. «Ей, ты куда? Домой? Еще вернешься?» – Парень чувствует в себе раздражение и неожиданно для себя огрызается: «А вам какое дело?» – и добавляет матом, хотя раньше никогда не позволял себе ругаться. Потеряв чувство стыда, наш парень и позволяет себе нецензурно выражаться.

Парень идет домой и засыпает, а во сне начинает бредить, точно так же, как бредил полгода назад зимой, когда болел ангиной и с высокой температурой лежал дома. Тело его спит, а часть мозга находится в возбужденном состоянии, что и приводит к бреду. Во сне он бегает по площадке, ругается со своими друзьями и соперниками, махает руками, пытаясь выяснить отношения.

Утром, когда все благополучно прошло, парень говорит себе: «Больше никогда эту дрянь брать в рот не буду!»

А теперь посмотрим на второго парня. Второй паренек пришел на свадьбу своего близкого родственника. Вот он скромно сидит с краю стола, а рядом с ним сидит дядя Петя: «Слушай, что грустный сидишь? Давай выпьем за молодых, и чтоб у тебя все было хорошо. Сейчас выпьешь и повеселеешь. Мы тебе сейчас девушку найдем. Давай-давай, для храбрости надо-то всего сто грамм выпить. От этого хуже не станет». Наш парень отказывается. Сидит и тихонько наблюдает за всем. Вот дядя Петя выпил и стал веселый-веселый. Встал, пошел песни орать. Петь-то он не умеет, но старается, выводит, и самому дяде Пете его пение нравится. Тут гармонист подошел, пошли пляски. Дядя Петя тоже ногами кренделя выделывает, старается, пляшет, хотя у него и это не очень-то получается. Вот он упал, а ему весело, его подняли, он опять танцует, девушек, женщин в круг танцевать приглашает. Постепенно у нашего парня возникает мысль, что попробовать водочки все-таки можно – вон, как дядя Петя развеселился. Наконец, когда взрослые пошли погулять, а на столе осталось немало водки, парень незаметно берет себе одну рюмку и выпивает. Неожиданно в горле все перехватывает, он выплевывает водку, но один глоток успевает сделать. Он не знал, что водку не пьют как чай или как сок, что у водки есть секрет – ее надо пить, быстро глотая, чтобы эта дрянь как можно меньше задержалась во рту.

Итак, один глоток все же попадает. Что же испытывает наш второй герой? Да, в принципе, то же самое, что и первый. То же самое, да есть некоторые особенности. Вот он чувствует жжение в желудке. «Во, все-таки попало, сейчас посмотрим, что это такое». Страха и испуга почему-то нет, но появился исследовательский дух: «Может, и я как дядя Петя повеселею?» Вот его бросает в жар: «Во, хорошо пошло, не даром говорят, что водка для сугреву хороша! То-то дядя Петя в одной рубахе на мороз курить выбегает и не мерзнет».

А за другим столиком сидит девушка, о которой он тайно воздыхал, но никак не мог решиться заговорить. Парень встает и направляется к девушке, чтобы пригласить ее потанцевать: «Дядя Петя-то вон, как ловко всех приглашает, – может быть, и мне храбрости прибавится». Но уже пошло нарушение координации – ноги становятся ватными, парень не чувствует их под собой. «Во, как интересно-то! Ой, сейчас занесет». Не чувствуя под собой ног, у паренька возникает ощущение, что он не идет, а словно летит над землей. Девушка, заметив, по какой траектории «летел» молодой человек, отбивается от него. Он тянет, она отбивается. Наконец, ему это надоедает, и он говорит про себя: «Мало, что ли, девушек хороших? Вот еще! С этой гордячкой мучиться?» И идет к уже танцующим девушкам. Действительно, я как священник могу точно сказать, что 90% всех измен совершается в пьяном состоянии, чего многие трезвыми бы никогда не сделали. Но у пьяного стыда и любви уже нет.

Наконец, народ видит, что паренек перебрал. Одевают его и выпроваживают домой. Через несколько минут нашему герою хочется в отхожее место, но идти далеко, а ноги не слушаются, приходится дойти до ближайшего сугроба и там опорожниться, несмотря на прохожих.

Дома паренька начинает тянуть в сон, он засыпает дома, а во сне он начинает бредить. Но и бред его особый: там он пляшет, там играет музыка, там много девушек и веселья.

Утром, когда действие алкоголя завершилось, парень с удовольствием вспоминает прошедший день и те ощущения, которые он пережил, и с гордостью идет рассказывать друзьям, как он весело погулял и какие «глюки» были у него ночью.

Итак, два парня, две разных установки, и совершенно разные реакции на одно и то же событие. Один из них не имел установки на приятные ощущения и понял, что алкоголь страшно воздействует на его организм, он отравляет, он делает человека безнравственным, и потому всю жизнь будет трезвенником и хорошим человеком, а другой с установкой на удовольствие нашел в алкоголе возможность расслабиться и «оторваться», к чему и будет стремиться всю жизнь.

Ломка защитного механизма происходит благодаря психологической установке человека. Он ждет от выпивки или курения определенной реакции. Любая психологическая установка меняет восприятие человека, и он находит в курении или выпивке то, что искал.

Реальная реакция организма на алкоголь проста. Сам по себе алкоголь является ядом, и он отравляет организм: нарушается кровоснабжение мозга, нарушается координация движений, притупляются чувства, поражается высшая нервная деятельность. Нормальной реакцией на все это становится страх перед отравлением. Но психологическая установка на удовольствие все переворачивает. При нарушении координации движений пьяный говорит, что появляется легкость движений, притупление чувств называют возможностью отрешиться от всего, или расслабиться, потеря контроля над собой называется раскрепощением, возможностью повеселиться от души, и, наконец, бредовое состояние называется благородным словом «галлюцинация». Из-за ложной психологической установки человек научается чувствовать удовольствие там, где его совершенно нет. А если нет такой ложной психологической установки в человеке, то и воспринимает он указанные вещества более адекватно.

 

Безобидно ли сквернословие?
Из книги священника Павла Гумерова «Малая Церковь», изданной Сретенским монастырем в 2008 г.

(Урок в школе)

Одной из примет постигшей нас духовной и культурной катастрофы стало сквернословие. Если раньше матерщина была, главным образом, специфическим языком преступников, пьяниц и других опустившихся лиц, то теперь мат все глубже проникает во все социальные и возрастные слои общества, нам все более пытаются навязать, что русский язык вообще невозможен без мата.

Постараемся показать исторические корни сквернословия и развенчать некоторые мифы, возникшие вокруг него.

Начнем с того, что мат – явление древнее и присущее почти всем народам. О «гнилом слове» писал еще апостол Павел. В IV веке святитель Иоанн Златоуст говорил: «Егда кто матерными словами ругается, тогда у Престола Господня Мати Божия данный Ею молитвенный покров от человека отнимает и Сама отступает, и который человек матерно избранится, себя в той день проклятию подвергает, понеже мать свою ругает и горько ее оскорбляет. С тем человеком не подобает нам ясти и пити, аще не отстанет от онаго матерного слова». Запомним эти слова святителя, к ним мы еще вернемся.

В чем же феномен матерной брани? Почему слова, обозначающие в основном медицинские термины, при «переводе» на матерный язык становятся нецензурным сквернословием? Почему они вообще применяются, часто не по прямому назначению? Во всех языках и культурах матерная лексика обозначает одно и то же. Это относительно небольшая («грязная дюжина», как говорят англичане) и замкнутая группа слов. В эту группу входят наименования частей человеческого тела, прежде всего гениталий, физиологических отправлений, полового акта и производные от них слова.

Епископ Варнава (Беляев) пишет, что срамословие – «наследие чисто языческое. Оно всецело коренится в фаллических культах Древнего Востока, начиная с глубин сатанинских (см.: Откр. 2:24) и темных бездн разврата в честь Ваала, Астарты и прочих и кончая классическими наследниками Хама». Культы древнего Вавилона, земли Ханаанской, в которых практиковалось принесение в жертву младенцев, служение разврату, блуду, ритуальная проституция, и дали соответствующую терминологию ритуальных заклинаний, которые легли в основу матерной брани.

Произнося нецензурные слова, человек (пусть даже невольно) призывает бесовские силы и участвует в изуверском культе. Известно, что народы, населявшие Ханаан, были завоеваны евреями и беспощадно истреблены по повелению Божию. И это вовсе не необъяснимая жестокость, а праведный гнев Божий, наказание за чудовищное растление и поклонение греху.

Одним из распространенных мифов является утверждение о том, что матерщину на Русь занесли монголы и татары. Смешно полагать, будто жили раньше чистые, высокоморальные кривичи и родимичи, не знавшие сквернословия, а потом пришли испорченные монголы и научили их нецензурной лексике. Нет, корни сквернословия – языческие заклинания, и на Руси они были еще до монголов. У восточных славян, как и у других народов, в языческие времена существовал культ плодородия, вера в мистический брак земли и неба. На русских языческих свадьбах пели так называемые корильные песни, в которых содержались ритуальные оскорбления жениха (чтобы не пришлось избраннице корить его в семейной жизни). С помощью матерной брани язычник-славянин отпугивал также нечистую силу, думая, что бесы боятся матюгов.

Уже после Крещения Руси за сквернословие строго наказывали. В указе царя Алексея Михайловича 1648 года подчеркивается недопустимость сквернословия в свадебных обрядах: чтобы «на браках песней бесовских не пели и никаких срамных слов не говорили». Здесь же упоминается и о святочном сквернословии: «А в навечери Рождества Христова и Васильева дня и Богоявления… чтобы песней бесовских не пели, матерны и всякою непотребною лаею не бранилися». Считалось, что матерным словом оскорбляется, во-первых, Матерь Божия, во-вторых, родная мать человека и, наконец, мать-земля.

Существовало представление, что матерная брань наказывается стихийными бедствиями, несчастьями и болезнями. Еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие наказывали розгами на улицах. Нелишне будет вспомнить, что за нецензурную брань в общественном месте даже по Уголовному кодексу СССР полагалось 15 суток ареста.

Мы несем ответственность за каждое праздное слово, особенно за скверное. Ничто не проходит бесследно, и, оскорбляя мать другого человека, посылая проклятия ему самому, мы тем самым навлекаем беду на себя. Вспомним слова святителя Иоанна Златоуста: «Который человек матерно избранится, себя в той день проклятию подвергает».

За срамословие Бог попускает на человека различные беды, напасти и болезни. В медицине есть род психического заболевания (правда, плохо изученного), когда человек, может быть, даже далекий от грязной брани, страдает необъяснимыми припадками. Больной вдруг начинает помимо своей воли изрыгать потоки нецензурной брани, часто очень изощренной. Иногда хулит святых и Бога. Для верующего человека все очевидно. В духовной практике это называется одержимостью, или беснованием. Бес, находящийся в одержимом, заставляет его произносить страшные ругательства и хулу. Из практики известно, что такого рода беснование может случиться по попущению Божию даже с детьми.

Очень часто люди, находящиеся в духовном помрачении, слышат голоса, которые произносят поток матерной брани и богохульства. Несложно догадаться, кому принадлежат эти голоса. Матерную брань издревле называют языком бесов.

Приведу пример того, как действует так называемое «черное слово», то есть выражения с упоминанием черта.

Один человек очень любил употреблять это слово к месту и не к месту. И вот приходит он как-то домой (а посередине его комнаты стоял стол) и видит, что под столом сидит тот, кого он так часто поминал. Человек в ужасе спрашивает его: «Зачем ты пришел?» Тот отвечает: «Ведь ты меня сам постоянно зовешь». И исчез. Это не какая-нибудь страшилка, а совершенно реальная история.

Как священник могу привести немало подобных случаев даже из своей небольшой практики.

Дьявол, к сожалению, не персонаж фильмов ужасов, а реальная сила, которая существует в мире. И человек, употребляющий матерные, скверные, черные слова, сам открывает двери своей души этой силе.

Привыкший сквернословить находится уже в зависимости от своей вредной привычки. Как говорит апостол, творяй грех, раб есть греха. Кто думает, что он независим от своей привычки сквернословить, пусть попробует хотя бы два дня не употреблять мат, и поймет, кто в доме хозяин. Бросить ругаться не легче, чем бросить курить. Недавно в известном ростовском салоне красоты случилось ЧП: уволились сразу три женщины-парикмахера. Причина заключалась в том, что директор запретил им материться на рабочем месте. Вынести этот запрет молодые женщины были не в силах.

Помимо того что матерщина духовно вредит, она культурно обедняет человека. Если убрать из языка иного сквернослова все матюги, которые чаще всего употребляются для связи слов и не имеют никакого смысла, то мы увидим, насколько беден его лексикон. Употребляя скверные слова, матерщинник часто подсознательно хочет заглушить в себе голос совести, стыд, чтобы дальше уже было легче совершать постыдные поступки.

Мат оскверняет человека, убивает его душу. В компании матерщинников возникает ложный стыд сказать искреннее, доброе слово. Такая компания глумится не только над словами «любовь», «красота», «добро», «милость», «жалость», она пресекает саму возможность открытого, чистого взгляда.

Каждому молодому человеку, употребляющему матерную брань, следует задать себе вопрос: будет ли ему приятно, когда его маленькие сын или дочь станут при нем ругаться матом? В американских семьях существует очень интересный обычай. Когда дети приносят с улицы бранные слова и спрашивают об их значении, то родители, как правило, разъясняют все честно, но потом в обязательном порядке заставляют ребенка вымыть рот с мылом, ведь мерзкие слова пачкают и сознание, и душу, и слух, и произносящий их рот. Неплохо бы и нам ввести для своих детей подобный обычай.

Однажды мы с супругой отдыхали в подмосковной деревне Фенино. И там повстречали маленького мальчика, который только недавно начал говорить. Ему было года три. И вот в его ничтожном словарном запасе уже присутствовала матерная брань. Что же будет дальше?

Часто молодые люди ругаются матом, чтобы показаться взрослее, мужественнее, сильнее. Слышал шутку. Прапорщик отчитывает солдат: «Ну что вы материтесь как дети?» В каждой шутке, как известно, только доля шутки.

Подросток, изощренно бранясь, хочет скрыть свою внутреннюю слабость, инфантильность. И вместо того чтобы делом доказать, что он уже взрослый, надевает на себя броню грубости и неприступности. Вот какой я крутой – и ругаюсь, и курю, и пью. А выглядит смешно и по-детски. Тому, кто и правда силен, не нужно доказывать это всему миру. По-настоящему независимый человек – не тот, кто живет по закону стада: куда все, туда и я. Сильный человек не позволяет вредной привычке господствовать над ним. Если вы ругаетесь в присутствии девушек и сами позволяете им ругаться, какие же вы после этого мужчины?

Язык, речь – это наше оружие, средство общения, убеждения, языком надо учиться владеть. И делать это очень трудно, когда речь обременена мусором, обеднена. Брань бывает двух видов: аффективная, то есть в минуту гнева, раздражения, и просто, что называется, для связки слов. К последней люди так привыкают, что не могут без нее обойтись. Даже от слов-паразитов («так сказать», «короче», «ну» и т.д.) очень трудно бывает избавиться, тем более – от нецензурной лексики, которой восполняется общая бедность словаря и кругозора.

Но как же, скажете вы, по телевидению мы сейчас часто слышим матерные слова? Не все, что на TV, правильно и хорошо. То, что показывают, нужно обязательно фильтровать. Современное телевидение коммерческое, и ничего случайного там показывать не будут. Это либо реклама (явная или скрытая), либо проплаченный заказ. Голова нам дана не только чтобы втыкать в уши MP-3 плеер, но и чтобы думать, анализировать, а не слепо за кем-то идти. Зачем нам нужно плясать под дудку тех, кто хочет, чтобы мы превратились в тупое, обкуренное стадо баранов, жующих жвачку попсы?

Когда встречаешь человека, использующего мат, поневоле задумываешься: а все ли у него в порядке с головой? Потому что так часто упоминать в разговорной речи половые органы и половой акт может только больной, сексуально озабоченный человек.

Игумену Савве (Молчанову), который окормляет очень много военных, один армейский чин рассказал, что он долго не мог избавиться от страсти сквернословия. Искоренил он эту привычку таким образом. Как только у него вырывалось «гнилое слово», он брал это на заметку, находил в казарме удобное местечко и делал 10 поклонов. И порок сквернословия был совершенно им оставлен. Очень хорошо молодым людям последовать этому примеру.